6. Волшебник Изумрудного города. Встреча с трусливым львом

ВСТРЕЧА С ТРУСЛИВЫМ ЛЬВОМ
В эту ночь Элли спала в дупле, на мягкой постельке из мха и листьев. Сон её был тревожен: ей чудилось, что она лежит связанная, что людоед заносит над ней руку с огромным ножом. Девочка вскрикивала и просыпалась.
Утром двинулись в путь. Лес был мрачен. Из-за деревьев доносился рёв зверей. Элли вздрагивала от страха, а Тотошка, поджав хвостик, прижимался к ногам Железного Дровосека: он стал очень уважать его после победы над людоедом.
Путники шли, тихо разговаривая о вчерашних событиях и радовались спасению Элли. Дровосек не переставал хвалить находчивость Страшилы.
– Как ловко ты бросился под ноги людоеду, друг Страшила! – говорил он. – Уж не завелись ли у тебя в голове мозги?
– Нет, солома… – отвечал Страшила, пощупав голову.
Эта мирная беседа была прервана громовым рычанием. На дорогу выскочил огромный лев. Одним ударом он подбросил Страшилу в воздух; тот полетел кувырком и упал на краю дороги, распластавшись, как тряпка. Лев ударил Железного Дровосека лапой, но когти заскрипели по железу, а Дровосек от толчка сел и воронка слетела у него с головы.

Крохотный Тотошка смело бросился на врага.
Громадный зверь разинул пасть, чтобы проглотить собачку, но Элли смело выбежала вперёд и загородила собой Тотошку.
– Стой! Не смей трогать Тотошку! – гневно закричала она.
Лев замер в изумлении.
– Простите, – оправдывался Лев. – Но я ведь не съел его…
– Однако ты пытался. Как тебе не стыдно обижать слабых! Ты просто трус!
– А… а как вы узнали, что я трус? – спросил ошеломлённый Лев. – Вам кто-нибудь сказал?..
– Сама вижу по твоим поступкам!
– Удивительно… – сконфуженно проговорил Лев. – Как я не стараюсь скрыть свою трусость, а дело всё-таки выплывает наружу. Я всегда был трусом, но ничего не могу с этим поделать!
– Подумать только, ты ударил бедного, набитого соломой Страшилу!
– Он набит соломой? – спросил Лев, удивлённо глядя на Страшилу.
– Конечно, – ответила Элли, ещё рассерженная на Льва.
– Понимаю теперь, почему он такой мягкий и такой лёгонький, – сказал лев. – А тот, второй, – тоже набитый?
– Нет, он из железа.
– Ага! Недаром я чуть не поломал об него когти. А что это за маленький зверёк, которого ты так любишь?
– Это моя собачка, Тотошка.
– Она из железа или набита соломой?
– Ни то, ни другое. Это настоящая собачка, из мяса и костей!
– Скажи, какая маленькая, а храбрая! – изумился Лев.
– У нас в Канзасе все собаки такие! – с гордостью молвил Тотошка.
– Смешное животное! – сказал Лев. – Только такой трус, как я, и мог напасть на такую крошку…
– Почему же ты трус? – спросила Элли, с удивлением глядя на громадного Льва.
– Таким уродился. Конечно, все считают меня храбрым: ведь лев – царь зверей! Когда я реву – а я реву очень громко, вы слышали – звери и люди убегают с моей дороги. Но если бы слон или тигр напал на меня, я бы испугался, честное слово! Хорошо ещё, что никто не знает, какой я трус, – сказал Лев, утирая слёзы пушистым кончиком хвоста. – Мне очень стыдно, но я не могу переделать себя.
– Может быть, у тебя сердечная болезнь? – спросил Железный Дровосек.
– Возможно, – согласился трусливый Лев.
– Счастливый! А у меня так и сердечной болезни не может быть: у меня нет сердца.
– Если бы у меня не было сердца, – задумчиво сказал Лев. – Может быть я и не был бы трусом.
– Скажи пожалуйста, а ты когда-нибудь дерёшься с другими львами? – поинтересовался Тотошка.
– Где уж мне. Я от них бегу, как от чумы, – признался Лев.
– Фу! – насмешливо фыркнул пёсик. – Куда же ты после этого годен?
– А у тебя есть мозги? – спросил Льва Страшила.
– Есть, вероятно. Я их никогда не видел.
– Моя голова набита соломой, и я иду к великому Гудвину просить немножечко мозгов, – сказал Страшила.
– А я иду к нему за сердцем, – сказал Железный Дровосек.
– А я иду к нему просить, чтобы он вернул нас с Тотошкой в Канзас…
– Где я сведу счёты с соседским щенком, хвастунишкой Гектором, – добавил пёсик.
– Гудвин такой могущественный? – удивился Лев.
– Ему это ничего не стоит, – ответила Элли.
– В таком случае, не даст ли он мне смелости?
– Ему это так же легко, как дать мне мозги, – заверил Страшила.
– Или мне сердце, – прибавил Железный Дровосек.
– Или вернуть меня в Канзас, – закончила Элли.
– Тогда примите меня в компанию, – сказал трусливый Лев. – Ах, если бы я мог получить хоть немного смелости… Ведь это моё заветное желание!
– Я очень рада! – сказала Элли. – Это третье желание и если исполнятся все три, Гудвин вернёт меня на родину. Идём с нами…
– И будь нам добрым товарищем, – сказал Дровосек. – Ты будешь отгонять от Элли других зверей. Должно быть, они ещё трусливее тебя, раз бегут от одного твоего рёва.
– Они трусы, – проворчал Лев. – Да я-то от этого не становлюсь храбрее.
Путешественники двинулись дальше по дороге, и Лев пошёл величавым шагом рядом с Элли. Тотошке и этот спутник сначала не понравился. Он помнил, как Лев хотел проглотить его. Но скоро он привык к нему и они сделались большими друзьями.

САБЛЕЗУБЫЕ ТИГРЫ
В этот вечер шли долго и остановились ночевать под развесистым деревом. Железный Дровосек нарубил дров и развёл большой костёр, около которого Элли чувствовала себя очень уютно. Она и друзей пригласила разделить это удовольствие, но Страшила решительно отказался, ушёл от костра подальше и внимательно следил, чтобы ни одна искорка не попала на его костюм.
– Моя солома и огонь – такие вещи, которые не могут быть соседями, – объяснил он.
Трусливый Лев тоже не пожелал приблизится к костру.
– Мы, дикие звери, не очень-то любим огонь, – сказал Лев. – Теперь, когда я в твоей компании, Элли, и может быть, и привыкну, но сейчас он меня ещё слишком пугает…
Только Тотошка, не боявшийся огня, лежал на коленях у Элли, щурил на костёр свои маленькие глаза и наслаждался его теплом. Элли по братски разделила с Тотошкой последний кусок хлеба.
– Что я буду теперь есть? – спросила она, бережно собирая крошки.
– Хочешь, я поймаю в лесу лань? – спросил Лев. – Правда, у вас, людей, плохой вкус, и вы предпочитаете жареное мясо сырому, но ты можешь поджарить его на углях.
– О, только никого не убивать! – взмолился Железный Дровосек. – Я так буду плакать о бедной лани, что никакого масла не хватит смазывать моё лицо…
– Как угодно, – пробурчал Лев и отправился в лес.
Он вернулся оттуда нескоро, улёгся с сытым мурлыканьем поодаль от костра и уставил на пламя свои жёлтые глаза с узкими щёлками зрачков.
Зачем Лев ходил в лесную чащу, никому не было известно. Сам он молчал, а остальные не спрашивали.
Страшила тоже пошёл в лес, и ему посчастливилось найти дерево, на котором росли орехи. Он рвал их своими мягкими непослушными пальцами. Орехи выскальзывали у него из рук, и ему приходилось собирать их в траве. В лесу было темно, как в погребе, и только Страшиле, видевшему ночью, как днём, это не причиняло никаких неудобств. Но, когда он набирал полную горсть орехов, они вдруг вываливались у него из рук, и всё приходилось начинать снова. Всё же Страшила с удовольствием собирал орехи, боясь подходить к костру. Только увидев, что костёр начинает угасать, он приблизился к Элли с полной корзиной орехов и девочка поблагодарила его за труды.
Утром Элли позавтракала орехами. Она и Тотошке предложила орехов, но пёсик с презрением отвернул от них нос: встав спозаранку, он поймал в лесу жирную мышь (к счастью, Дровосек этого не видел).
Путники снова двинулись к Изумрудному городу. Этот день принёс им много приключений. Пройдя около часа, они остановились перед оврагом, который тянулся по лесу вправо и влево насколько хватало глаз.
Овраг был широк и глубок. Когда Элли подползла к его краю и заглянула вниз, у неё закружилась голова и она невольно отпрянула назад. На дне пропасти лежали острые камни и между ними журчал невидимый ручей.
Стены оврага были отвесны. Путники стояли печальные: им казалось, что путешествие к Гудвину окончилось и придётся идти назад. Страшила в недоумении тряс головой, Железный Дровосек схватился за грудь, а Лев огорчённо опустил морду.
– Что же делать? – спросила Элли с огорчением.
– Не имею понятия, – огорчённо ответил Железный Дровосек, а Лев в недоумении почесал лапой нос.
Страшила сказал:
– Ух, какая большая яма! Через неё мы не перепрыгнем. Нам тут и сидеть!
– Я бы, пожалуй, перепрыгнул, – сказал Лев, измерив глазом расстояние.
– Значит, ты перенесёшь нас? – догадался Страшила.
– Попробую, – сказал Лев. – Кто осмелится первым?
– Придётся мне, – сказал Страшила. – Если ты упадёшь, Элли разобьётся насмерть, да и Железному Дровосеку плохо будет. А уж я не расшибусь, будьте спокойны…
– Да я-то сам боюсь свалиться или нет? – сердито перебил Лев разболтавшегося Страшилу. – Ну, раз больше ничего не остаётся, прыгаю. Садись!
Страшила влез к нему на спину и Лев съёжился на краю расселины, готовясь к прыжку.
– Почему ты не разбегаешься? – спросила Элли.
– Это не в наших львиных привычках. Мы прыгаем с места.
Он сделал огромный прыжок и благополучно перескочил на другую сторону. Все обрадовались, и Лев, ссадив Страшилу, тотчас прыгнул обратно.
Следующей села Элли. Держа Тотошку в одной руке, другой она вцепилась в жёсткую гриву Льва. Элли взлетела на воздух, и ей показалось, что она снова поднимается на убивающем домике но не успела испугаться, как была уже на твёрдой земле.
Последним переправился Железный Дровосек, чуть не потеряв во время прыжка свою шапку-воронку.
Когда Лев отдохнул, путешественники двинулись дальше по дороге, вымощенной жёлтым кирпичом. Элли догадалась, что овраг появился, вероятно, от землетрясения, уже после того, как провели дорогу к Изумрудному городу. Элли слыхала, что от землетрясений в земле могут образовываться трещины. Правда, отец не рассказывал ей о таких громадных трещинах, но ведь страна Гудвина была совсем особенная, и всё в ней было не так, как на всём прочем свете.
За оврагом по обеим сторонам дороги потянулся ещё более угрюмый лес, и стало темно. Из зарослей послышалось глухое сопение и протяжный рёв. Путникам стало жутко, а Тотошка совсем запутался в ногах у Льва, считая теперь, что Лев теперь сильнее Железного Дровосека. Трусливый Лев сообщил путникам, что в этом лесу живут саблезубые тигры.
– Что это за звери? – осведомился Дровосек.
– Это страшные чудовища, – боязливо прошептал Лев. – Они куда больше обыкновенных тигров, живущих в других частях страны. У них из верхней челюсти торчат клыки, как сабли. Такими клыками эти тигры могут проколоть меня, как котёнка. Я ужасно боюсь саблезубых тигров…
Все сразу притихли и стали осторожно ступать по жёлтым кирпичам.
Элли сказала шёпотом:
– Я читала в книжке, что у нас в Канзасе саблезубые тигры водились в древние времена, но потом все вымерли, а здесь, видно, живут до сих пор…
– Да вот живут, к несчастью, – отозвался трусливый Лев. – Я увидел одного издалека, так заболел от страха…
За этими разговорами путники неожиданно подошли к новому оврагу, который оказался шире и глубже первого. Взглянув на него, Лев отказался прыгать: эта задача была ему не под силу. Все стояли в молчании, не зная, что делать. Вдруг Страшила сказал:
– Вот на краю большое дерево. Пусть Дровосек подрубит его так, чтобы оно упало через пропасть, и у нас будет мост.
– Ловко придумано! – восхитился Лев. – Можно подумать, что всё-таки у тебя в голове есть мозги.
– Нет, – скромно отозвался Страшила, на всякий случай пощупав голову. – Я просто вспомнил, что так сделал Железный Дровосек, когда мы с ним спасали Элли от людоеда.
Несколькими мощными ударами топора Железный Дровосек подрубил дерево, потом все путешественники, не исключая Тотошки упёрлись в ствол, кто руками, а кто лапами и лбом. Дерево затрещало и упало вершиной на ту сторону рва.
– Ура! – разом крикнули все.
Но только что путники пошли по стволу, придерживаясь за ветки, как в лесу послышался продолжительный вой, и к оврагу подбежали два свирепых тигра с клыками, торчавшими из пасти, как сверкающие белые сабли.
– Саблезубые тигры… – прошептал Лев, дрожа, как лист.
– Спокойствие! – закричал Страшила. – Переходите!
Лев, замыкавший шествие, обернулся к тиграм и испустил такое великолепное рычание, что Элли с перепугу чуть не свалилась в пропасть. Даже чудовища остановились, и глядели на Льва, не понимая, как такой небольшой зверь может так громко реветь.
Эта задержка дала возможность путникам перейти овраг, и Лев в три прыжка нагнал их. Саблезубые тигры, видя, что добыча ускользает, вступили на мост. Они шли по дереву, то и дело останавливаясь, негромко, но грозно рыча и блестя белыми клыками. Вид их был так страшен, что Лев сказал Элли:
– Мы погибли! Бегите, я постараюсь задержать этих бестий. Жаль, что я не успел получить от Гудвина хоть немного смелости! Однако буду драться, пока не умру.
В соломенную голову Страшилы в этот день приходили блестящие мысли. Толкнув Дровосека, он закричал:
– Руби дерево!
Железный Дровосек не заставил себя долго просить. Он наносил своим огромным топором такие отчаянные удары, что в два-три удара перерубил верхушку дерева, и ствол, лишённый опоры, с грохотом повалился в пропасть. Громадные звери полетели вместе с ним и разбились об острые камни, лежащие на дне оврага.
– Ффу! – сказал Лев с глубоким вздохом облегчения и торжественно подал Страшиле лапу. – Спасибо! Поживём ещё, а то я совсем было простился с жизнью. Не очень-то приятная штука попасть на зубы к таким чудовищам! Слышите, как у меня бьётся сердце?
– Ах! – печально вздохнул Железный Дровосек. – Хотел бы я, чтобы у меня так билось сердце!
Друзья торопились покинуть мрачный лес, из которого могли выскочить другие саблезубые тигры. Но Элли так устала и напугалась, что не могла идти. Лев посадил её и Тотошку на спину, и путники быстро пошли вперёд. Как они обрадовались, увидев вскоре, что деревья становятся всё реже и тоньше! Солнышко весёлыми лучами освещало дорогу, и скоро путники вышли на берег широкой и быстрой реки.
– Теперь уж можно не беспокоится, – радостно сказал Лев. – Тигры никогда не выходят из своего леса: эти зверюги почему-то боятся открытого пространства…
Все вздохнули свободно, но сейчас же у них появилась новая забота.
– Как же мы переправимся? – сказали Элли, Железный Дровосек, трусливый Лев и Тотошка и все разом посмотрели на Страшилу.
Польщённый общим вниманием, Страшила принял важный вид и приложил палец ко лбу. Думал он не очень долго.
– Ведь река – это не суша, а суша – не река! – важно изрёк он. – По реке не пойдёшь пешком, значит…
– Значит? – переспросила Элли.
– Значит, Железный Дровосек должен сделать плот, и мы переплывём реку!
– Какой ты умный! – восхищённо воскликнули все.
– Чрезвычайно признателен! – Страшила раскланялся.
Дровосек принялся рубить деревья и стаскивать их к реке с помощью сильного Льва. Элли прилегла на траве отдохнуть. Страшиле по обыкновению не сиделось на месте. Он разгуливал по берегу реки и нашёл деревья со спелыми плодами. Путники решили устроить здесь ночлег. Элли, поужинав вкусными плодами, заснула под охраной своих верных друзей и во сне видела удивительный Изумрудный город и великого волшебника Гудвина.

Смотрите также